Иллюстрация: Kursiv.kz
1 июня 2017 г.   |   3037

Почему буря в ЕНПФ, а не Нацфонде?

В последние пару месяцев в ЕНПФ разразился ряд скандалов. Они сильно всколыхнули общественность, что заставило власти хоть как-то реагировать на эти проблемы, передает Kursiv.kz. Интересно, что Нацфонд имеет схожие проблемы, и они во много раз больше по размеру. Однако это почему-то никого особо не волнует.
 
Не озвучены главные проблемы ЕНПФ  
 
Всем известен последний скандал в ЕНПФ, связанный с инвестициями в Международный банк Азербайджана. Напомню, что в конце 2014 Нацбанк инвестировал $250 млн пенсионных денег в банк, который с 2015 года имел серьезные проблемы и в этом году по факту стал банкротом, неспособным вернуть долги. 
 
$250 млн – это немалые деньги и вполне обоснованно, что такая очень странная инвестиция Нацбанка вызвала бурю негодования у общественности. С момента возникновения скандала по этой проблеме инвестирования пенсионных активов уже высказались практически все: финансисты, экономисты, политологи, журналисты, депутаты, два министра, и, в конце концов, недавно по этому случаю объяснился глава Нацбанка. 
 
По поводу этой инвестиции Данияр Акишев сказал, что решение по сделке принимали те, кто тогда работал в Нацбанке (читай – Кайрат Келимбетов). Также он отметил, что детали сделки вызывают вопросы, и Нацбанк планирует передать дела в органы. 
 
Такую реакцию властей можно было бы считать вполне неплохой, если бы она не возникла на волне недовольства общественности. По-хорошему, Нацбанк и правительство должны были реагировать аналогично гораздо раньше, а не когда «жаренный петух клюнул». Однако самое главное, все объяснения и комментарии чиновников обходили главный вопрос, как решить эту проблему системно.
 
В последний раз глава Нацбанка высказался, что с 2016 года ситуация по этому вопросу в корне изменилась. Теперь инвестиционные функции Нацбанка по ЕНПФ переданы совету по управлению Нацфондом, который возглавляет президент страны, а решения утверждаются правительством. "Нацбанк сейчас не принимает решение, а действует на коллегиальных уровнях".
 
Однако Данияр Акишев скромно умолчал о другой проблеме использования пенсионных активов. При новой системе принятия решений правительство стало воспринимать деньги ЕНПФ как свои собственные. То есть, на сегодня интересы чиновников стали выше интересов вкладчиков ЕНПФ. Я не удивлюсь если завтра официальные лица начнут оправдывать откровенно глупое или даже коррупционное решение по инвестиции пенсионных денег в азербайджанский банк «государственной целесообразностью».
 
Сейчас чиновники просят нас не беспокоится по поводу потерь денег ЕНПФ, поскольку государство гарантирует сохранность пенсионных взносов с учетом уровня инфляции. Однако это очень неподходящая аргументация. Государственная компенсация убытков от неэффективного использования пенсионных денег будет идти из бюджета или Нацфонда, что означает: из кармана налогоплательщиков (из нашего с вами кармана) или из кармана будущих поколений (наших детей и внуков). 
 
Однако самым интересным моментом в создании ЕНПФ и передачи инвестиционной функции в совет по управлению Нацфондом стало то, что пенсионные активы по факту стали аналогом Нацфонда. 
 
ЕНПФ не сильно отличается от Нацфонда
 
На последней пресс-конференции Данияр Акишев отметил, что основной объем инвестиций за счет активов ЕНПФ приходится на казахстанские государственные ценные бумаги (41%), облигации и депозиты банков (24,5%), а также облигации субъектов квазигосударственного сектора Казахстана (около 13%). Помимо этого, валютная часть пенсионных активов на сегодня составляет 27%.
 
Для понимания: казахстанские государственные ценные бумаги почти целиком представляют собой казначейские обязательства Минфина. То есть, покупая эти ценные бумаги, ЕНПФ поддерживает госбюджет, финансируя его дефицит. 
 
В отличие от ЕНПФ, большая часть активов Нацфонда в валюте и инвестируется за рубежом в качественные ценные бумаги. Такой подход является абсолютно правильным, поскольку главной негласной функцией Нацфонда является стерилизация экономики от избытка нефтедолларов. В противном случае у Казахстана может случиться «голландская болезнь» с очень тяжелыми последствиями.
 
Также, как и ЕНПФ Нацфонд оказывает прямую поддержку госбюджету. Однако, в отличие от пенсионных активов, деньги Нацфонда передаются в бюджет на безвозвратной основе - в виде трансфертов. Без денег Нацфонда дефицит госбюджета стал в несколько раз больше. 
 
С этой точки зрения мне каждый раз становится смешно и грустно, когда правительство утверждает в парламенте бюджет с определенным дефицитом. Правила составления нашего госбюджета очень далеки от международных стандартов и правительство может легко манипулировать дефицитом, изменяя размер трансфертов из Нацфонда. 
 
Нацфонд, также как ЕНПФ, оказывает поддержку банковскому сектору не напрямую, а через бюджет и нацхолдинги. В начале этого года было принято решение о выделении 1,1 трлн тенге (примерно $3,5 млрд) на оздоровление банковского сектора. При чем, это не первая помощь, выделенная на оздоровление банковского сектора. Так, в 2008 – 2010 годах из Нацфонда для ФНБ «Самрук-Казына» было выделено $5 млрд, затем $4 млрд, и чуть более $1 млрд (по годовым отчетам Нацфонда). По отчетам четко не видно, но с большой долей вероятности можно сказать, что все эти суммы пошли на поддержку национализированных банков. 
 
Помимо этого, ФНБ «Самрук-Казына», НУХ «Байтерек», НУХ «Казагро» и Фонд проблемных кредитов держат в банках миллиарды долларов в виде депозитов и кредитов, и большая часть этих сумм профинансирована из Нацфонда в рамках различных госпрограмм и не только. 
 
Как и ЕНПФ, Нацфонд напрямую инвестирует свои деньги в облигации субъектов квазигосударственного сектора Казахстана. Под субъектами квазигосударственного сектора понимаются те же самые ФНБ «Самрук-Казына», НУХ «Байтерек», и НУХ «Казагро». Из этой троицы ФНБ является крупнейшим получателем денег Нацфонда.
 
Как видно из проведенного сравнения, после национализации и объединения всех частных пенсионных фондов, использование ЕНПФ очень сильно стало напоминать Нацфонд. Однако по сравнению с ЕНПФ, масштабы неэффективного и просто убыточного использования денег Нацфонда на порядок больше. Здесь возникает вполне очевидный вопрос. 
 
Почему у общественности так мало внимания к Нацфонду?
 
Наверное, такое пристальное внимание общественности и экспертов к ЕНПФ, а не к Нацфонду связано с тем, что в пенсионный фонд деньги поступают из нашей зарплаты, а Нацфонд накапливается за счет налогов от продажи нефти. Почему-то нас особо не волнует растранжиривание денег от продажи природных ресурсов, но когда дело касается наших пенсионных накоплений, то здесь возмущению нет предела. Хотя, по сути, Нацфонд и ЕНПФ представляют собой одно и тоже - нашу страховку на определенный уровень благосостояния в будущем (либо, когда ты перестанешь работать, или когда у страны закончатся природные ресурсы). 
 
С точки зрения Нацфонда, возможная потеря денег ЕНПФ в азербайджанском банке ($250 млн) – это крохи. Выше я уже говорил, что на оздоровление банковской системы из Нацфонда в 2008 – 2010 года было потрачено от $5 млрд до $10 млрд, а в этом году на эти же цели выделяется $3,5 млрд. Только представьте, какие можно было бы платить пенсии, если бы деньги Нацфонда, выделенные после банковского кризиса, были бы использованы эффективно, и сегодня не понадобилось тратить дополнительные миллиарды долларов?!
 
Однако прямая потеря денег из-за неэффективного использования денег Нацфонда – это не единственная большая проблема Нацфонда. Другой проблемой являются крайне низкие процентные ставки по инвестициям фонда в облигации субъектов квазигосударственного сектора Казахстана (ФНБ «Самрук-Казына», НУХ «Байтерек», и НУХ «Казагро»). Когда ЕНПФ делает тоже самое, то в нем чиновники хотя бы пытаются покупать эти облигации по рыночной ставке. Таким образом, в случае Нацфонда деньги выдаются практически бесплатно (0,1% годовых). 
 
Например, в 2015 году Нацфонд купил облигации ФНБ «Самрук-Казына» (прокредитовал фонд) на сумму 752 млрд тенге (примерно $3 млрд по тому курсу) на очень длительный срок по ставке 0,1% годовых. В отчетности Нацфонда по этому поводу говорится: «Разница в размере 667 млрд тенге между справедливой стоимостью и денежным возмещением за приобретение указанных ценных бумаг отражена в отчетах об изменениях в чистых активах Национального фонда». Говоря простым языком, из-за громадной разницы между данной процентной ставкой и рыночной, Нацфонд (фонд поддержки будущих поколений) понес убытки на эту сумму.  
 
В ФНБ «Самрук-Казына» $3 млрд, полученные из Нацфонда, были использованы для погашения долгов НК КМГ. При этом, погашенные долги были по рыночным ставкам, а деньги, полученные из Нацфонда, практически по нулевым. Интересно, что крайне высокий уровень долгов НК КМГ фактически означает неэффективную работу самого НК КМГ и ФНБ «Самрук-Казына», как управляющего холдинга. То есть, из Нацфонда опять закрывалась неэффективная работа нацхолдингов, в ущерб нашим детям и внукам. 
 
Приведенные мной примеры, наверное, самые крупные в истории Нацфонда, но далеко не единственные. В связи с этим, меня очень сильно удивляет почему финансисты, экономисты, политологи, журналисты и депутаты уделяют так много внимания ЕНПФ и так мало Нацфонду. В результате, ситуация с ЕНПФ однозначно станет лучше, а в Нацфонде всё будет продолжаться по-старому.
 
Источник: Kursiv.kz

Новости по теме



Комментарии





Жалобы



Курс валют на сегодня - 23 сентября 2019 г.

НБРК
USD386.7
EUR427.15
CNY54.57
RUB6.06
GBP484.23
AED105.29
KGS5.54
JPY3.58

Опрос

Сколько денег Вы сдаёте на нужды школы, в которой учится Ваш ребёнок?