9 ноября 2018 г.   |   539

Фактор финансового равновесия

«Введение тенге в ноябре 1993 года стало одним из важнейших событий в летописи нашей молодой независимой республики. Это был исторический шаг на пути наполнения суверенитета страны реальным содержанием, необходимое условие для проведения коренных социально-экономических реформ.

Вместе с тенге выстраивалась, развивалась и крепла финансовая система. Нельзя сказать, что эти процессы шли безболезненно. Но за четверть века в Казахстане сложилась гибкая финансовая система, которая обладает способностью адекватно реагировать на вызовы и адаптироваться к изменяющимся условиям.

«Денежно-кредитная политика Национального банка Казахстана со временем трансформировалась во вполне гибкую систему монетарного регулирования, которая, с одной стороны, имеет широкий инструментарий для фискальной работы, с другой – не вынуждена предпринимать большого объема превентивных мер из-за грамотного распределения усилий и шагов по стабилизации финансовой системы, – считает старший аналитик Альпари (Москва) Анна Бодрова. – После перехода на инфляционное таргетирование Национальному банку удается контролировать инфляцию – индекс потребительских цен перестал расти бурными темпами в ответ на происходящие события, как в экономике Казахстана, так и за его пределами. На самом деле, это действительно положительный тренд, поскольку снижение инфляционного давления способствует развитию бизнеса и росту покупательской способности домохозяйств. В целом сложившаяся денежно-кредитная политика оценивается как грамотная и оптимальная при складывающихся условиях».

«За годы независимости в Казахстане сформировалась финансовая система, в которой превалирующую долю (70% по состоянию на конец сентября 2018 г.) занимает банковский сектор, четвертая часть сектора представлена пенсионным фондом, и примерно 4% активов финансовой системы приходится на страховые, ипотечные и микрофинансовые организации. Эволюция банковского сектора Казахстана наглядно показала, что стабильность работы финансовой системы зависит не от количества, а от качества институтов, занимающихся привлечением и размещением денежных средств, – считает аналитик отдела экономического анализа Евразийского банка развития Айгуль Бердигулова. – Если в 1993 г. в стране функционировало 204 банка, то к концу 2002 года их количество сократилось до 38 банков, а на конец октября 2018 года в Казахстане функционирует 28 банков».

Задача Нацбанка состояла в восстановлении баланса на денежном и валютном рынках, снижении уровня инфляции, возврате доверия к национальной валюте и к его проводимой политике, сохранении золотовалютных активов. Было понятно, что это задача не одного дня. Ключевым в данном аспекте являлось предоставление понятного сигнала валютному рынку о жесткости позиции финансового регулятора и неотступности от озвученной стратегии. Чтобы рынок принял новые правила игры, понадобилось менее года.

Инфляция за январь-ноябрь 2015 года составила 12,3%, а годовая инфляция в ноябре того года – 12,8%.

 Но прогнозы по инфляции на предстоящий 2016 год у главы Нацбанка Данияра Акишева, только вступившего в должность, были более оптимистичны. Мало кто разделял данный оптимизм председателя НБ РК, слишком сильной была «болтанка» на финансовом рынке. Но, как стало ясно чуть позже, Данияр Акишев не только давал обещания и прогнозы, но и знал, что делать в этой ситуации.

Какими инструментами пользовался Национальный банк, чтобы достичь макроэкономической стабильности страны, снизить уровень инфляции и инфляционных ожиданий, а также уровень долларизации?

– Основным инструментом ДКП стала базовая ставка, – поясняет директор Департамента исследований и статистики НБ РК Виталий Тутушкин. – Для обеспечения инфляции в заданных параметрах Национальный банк проводил денежно-кредитную политику с основным акцентом на процентной политике при режиме плавающего обменного курса тенге. В феврале 2016 года для снижения инфляции был установлен уровень базовой ставки на достаточно высоком уровне. Это позволило стабилизировать ситуацию на финансовом рынке, снизить девальвационные и инфляционные ожидания. По мере замедления инфляционных процессов происходило постепенное снижение базовой ставки. За 3 года она была снижена почти в 2 раза. В настоящее время она составляет 9,25%.

Нацбанку удалось решить и устаревшую проблему расчистки проблемных банковских портфелей. Как выяснилось в ходе анализа проблемных портфелей БВУ, до 2017 года банки скрывали качество кредитов в финансовой отчетности, активно используя такой инструмент, как реструктуризация займов. С их учетом реальный уровень плохих кредитов в 2012 году составлял 41,5%, снизившись к 2018 году до 23,6%, но согласно официальной статистике уровень плохих кредитов, показываемый банками, не превышал 10%.

Реальная капитализация банков с учетом плохих кредитов находилась в отрицательной зоне: коэффициент достаточности капитала в среднем по банковской системе составлял 17%, тогда как реальный уровень капитализации банков до 2017 года находился в отрицательной зоне. Поэтому Нацбанком была запущена комплексная программа по оздоровлению банковского сектора. Были списаны плохие кредиты БТА Банка, Банка РБК и четырех крупных банков. В результате достаточность капитала вернулась в положительную зону.

Своего рода социальным «бонусом» стала и благоприятная атмосфера на рынке, которую обеспечивают доверие и к тенге, и к проводимой политике Нацбанка. Финансовый регулятор не исключает вероятности вызовов для экономики страны в будущем. При этом регулятор прямо говорит, какой будет данная политика, какие меры реагирования будут применяться, почему это необходимо и каким будет результат. И именно эти заявления стабилизируют рынок, настроив на работу в предсказуемых, понятных условиях, с доверием к тенге.

 

 Источник:dknews.kz


Комментарии





Жалобы



Курс валют на сегодня - 15 декабря 2018 г.

НБРК
USD371.31
EUR419.32
CNY53.83
RUB5.59
GBP467.85
AED101.1
KGS5.33
JPY3.27


Опрос

Сколько денег Вы сдаёте на нужды школы, в которой учится Ваш ребёнок?