Фото: kursiv.kz
10 мая 2017 г.   |   3065

Нужна реальная трансформация ФНБ «Самрук-Казына»

Анализ аудированной отчётности ФНБ «Самрук-Казына» за 2016 год показывает, что фонд не соответствует своему главному предназначению, сообщает kursiv.kz. При этом, негативное влияние правительства на его деятельность продолжает расти.

В марте этого года я анализировал, как исполняется программа трансформации АО «Фонд национального благосостояния «Самрук-Қазына» (далее ФНБ), которая была утверждена в сентябре 2014 года. Основной вывод статьи заключался в том, что эта программа по своей сути получилась неэффективной и мало результативной, но даже в таком ограниченном виде она не выполнялась по ключевым направлениям.

В конце апреля была опубликована аудированная отчётности ФНБ «Самрук-Казына» за 2016 год. Это дало возможность уже на цифрах посмотреть, насколько фонд соответствует своему главному предназначению. 

В чем заключается предназначение ФНБ   

Миссией фонда является: повышение национального благосостояния Республики Казахстан и поддержка модернизации национальной экономики. Согласно своей стратегии развития, ФНБ в будущем видит себя как высокоэффективный и динамично развивающийся стратегический холдинг, осуществляющий деятельность на основе передового опыта ведущих фондов национального благосостояния и крупных фондов прямых инвестиций.

Также в программе трансформации ФНБ говорится. «Анализ выявил отсутствие четких принципов распределения ответственности между Фондом как инвестиционным холдингом и государственными органами. Для обеспечения лучших корпоративных практик управления «Самрук-Қазына» перейдет к модели «коммерческого стратегического холдинга» с четко определенными полномочиями и рамками ответственности».

Таким образом предназначение ФНБ выражено четко и понятно и в нем вызывает сомнение только один момент - это «поддержка модернизации национальной экономики». Такая задача очень плохо сочетается с поручением главы государства по снижению участия государства в экономике с целью активизации частной инициативы. Здесь правительству надо четко определится, либо оно по максимуму приватизирует госкомпании, либо продолжает тратить нефтедоллары на них с целью государственной «модернизации экономики» (то есть, частные бизнес инициативы заменяются государственными).

Теперь давайте посмотрим, насколько фонд соответствует модели «коммерческого стратегического холдинга» с целью «повышения национального благосостояния».

Разрушается стоимость дочерних госкомпаний

Одной из ключевых задач ФНБ как холдинга является – «повышение стоимости портфельных компаний». В конце апреля этого года я анализировал деятельность НК «Казмунайгаз» за 2016. Основным выводом этой статьи было то, что вместо того, чтобы создавать стоимость, наш главный нефтяной холдинг и самая крупная портфельная компания ФНБ разрушает её.

Все примеры, описанные в статье, показывали, что головной офис НК КМГ на какие-то непонятные цели себе в убыток тратит невероятно большие деньги, прикрываясь очень хорошей прибылью своих дочерних, совместных, и ассоциированных компаний. И это не единственный пример.

Если посмотреть финансовую отчетность госкомпании «Қазақстан темiр жолы» (КТЖ), которая является второй по размерам нацкомпанией ФНБ, то также можно без сомнений сказать, что действия правительства и руководства ФНБ приводят к снижению стоимости компании. Не буду здесь не этом подробно останавливаться. Это будет темой отдельной статьи.

Мало того, что деятельность правительства и руководства ФНБ приводит к снижению стоимости дочерних госкомпаний и холдингов, головной офис «Самрук-Казына» по сути является квазибюджетной организацией расходуя громадные деньги на цели, которые должны быть прозрачно включены в госбюджет, утверждаемый парламентом.

Квазибюджетные «социальные» расходы ФНБ

Согласно финансовой отчётности за 2016, ФНБ продолжает строительство так называемых «социальных активов»: ледовый дворец в Астане, «Всемирный выставочный центр» в Москве, гольф клуб в боровом, и так далее. В целом в 2016 году на такие «социальные» направления были потрачены 39,5 млрд тенге, включая 2,1 трлн на ЭКСПО-2017 (примечание 17.5 консолидированной отчётности).  В примечании 36 также говорится, что в 2016 году ФНБ передал правительству Музей истории в Астане на сумму 55,8 млрд тенге.

В примечании 17.4 говорится, что в свое время правительство дало практически беспроцентный кредит КТЖ в размере 47,8 млрд тенге. В 2016 году кредит был погашен фондом путем передачи государству еще одних «социальных» активов: административный комплекс “Transport tower”, комплекс «Реабилитационный центр», и оборудование телерадиокомплекса.   

Из той же серии (финансирование так называемых «социальных» объектов) является кредит, выданный ФНБ для ТОО «Елорда Даму» в сумме 20 млрд тенге под 0,02% годовых (!) для сноса аварийного жилья в Астане (примечание 8 отдельной отчетности ФНБ). В этом же примечании говорится, что в 2016 году ФНБ признал убыток на полном списании кредита в размере 6.9 млрд тенге для ТОО «Айт Хаузинг Комплекс» (жилой комплекс «Аккент» в Алматы).

Кроме этого ФНБ продолжает оказывать благотворительную и спонсорскую помощь, которая в 2016 году составила 16,7 млрд тенге (примечание 28 консолидированной отчетности). По сравнению с 2015 году по всей группе ФНБ эти расходы слегка уменьшились. Однако, если посмотреть отдельную отчётность головного офиса ФНБ, то в нем благотворительная и спонсорская помощь резко увеличилась с 9,2 млрд тенге в 2015 до 15,0 млрд в 2016.

Также, к «благотворительности» я бы отнес резкий рост (на 28%) вознаграждений ключевому управленческому персоналу всей группы ФНБ с 5,6 млрд тенге в 2015 до 7,2 млрд в 2016 (примечание 37 консолидированной отчётности).

Квазибюджетная «поддержка» банков

В примечании 11 консолидированной отчётности говорится о средствах ФНБ размещенных в банках в виде кредитов и долгосрочных депозитов. Общая сумма таких средств на конец 2016 года составила 2,4 трлн, из которых 1,6 трлн тенге (эквивалент $5 млрд) было размещено в местных банках.

Как все прекрасно знают, в начале этого года правительство выделило дополнительные 2,1 трлн тенге в госбюджете для «оздоровления» банковского сектора. Позже было разъяснено, что эти деньги и плюс 300 млрд тенге со стороны Нацбанка, пойдут на выкуп у Казкоммерцбанка проблемного кредита для БТА банка. Как объяснил Нацбанк, еще в конце 2015 года он знал о проблемах БТА и требовал от ККБ доначислить громадные провизии по кредитным убыткам, которые по факту делали Казком банкротом (негативный капитал). Также, о значительных проблемах ККБ говорили крайне низкие кредитные рейтинги от международных рейтинговых агентств.

В том же примечании 11 говорится, что в строке средств, размещенных в банках с пред дефолтным рейтингом от ССС+ до СС находились два банка: Казкомменцбанк с суммой 367,2 млрд тенге и Delta Bank – 15,3 млрд тенге. Помимо этого, в строке средств, размещенных в банках, у которых «рейтинг отсутствует» указывается БТА банк. В примечании 9 отдельной отчётности ФНБ раскрывается полная сумма депозита в БТА на конец 2016 – 138,6 млрд тенге под 4% годовых.

Таким образом ФНБ в общей сложности разместило 505,8 млрд тенге (эквивалент $1,6 млрд) в ККБ-БТА. Напомню, что помимо этого на конец 2016 года сумма размещений ЕНПФ в ККБ также была самой большой среди всех банков – 421 млрд тенге. Все это говорит о том, что государство в обход госбюджета через госкомпании и ЕНПФ оказывало невероятно большую финансовую поддержку проблемным ККБ-БТА. Помимо этого, эти средства размещались по ставкам в разы ниже рыночных, что можно смело отнести на статью «благотворительность» в пользу акционерам банков.

Кстати, новые акционеры ККБ еще полностью не расплатились за акции ККБ. В примечании 11 отдельной отчётности говорится, что дисконтированная задолженность на конец 2016 года составляла 76,8 млрд тенге и оплата должна произойти до конца июня этого года.  

Помимо это, в «благотворительность» можно отнести создание 100% провизий (в убыток ФНБ) по депозитам фонда в Delta Bank – 15,3 млрд тенге и в Казинвестбанке – 12,4 млрд. Какие еще проблемы кроются в депозитах и кредитах банкам информации в отчётности ФНБ нет и остается только догадываться о них.

ФНБ дублирует НУХ «Байтерек»

Вместо того, чтобы работать как коммерческий стратегический холдинг, ФНБ во многом дублирует функции такого института развития, как НУХ «Байтерек». В консолидированной отчетности удивляет громадная сумма кредитов и долгосрочных депозитов ФНБ, размещенных банках. Однако отдельная отчётность головного офиса ФНБ проливает свет на это (примечание 9). Оказывается, существенная часть этих денег фонда размещена в финансовых организациях «в целях финансирования мероприятий, утверждённых правительством».

Например, ФНБ размещает деньги в коммерческих банках для целей: рефинансирования ипотечных займов, кредитования студентов, и для финансирования жилищных программ правительства. Все эти деньги размещаются по низким процентным ставкам (от 1% до 7% годовых).

Помимо этого, под крайне низкие процентные ставки (от 0,15% до 5% годовых) ФНБ зачем-то финансирует Банк Развития Казахстана (БРК) и фонд «Даму» (дочерние компании НУХ «Байтерек»). Как указано в примечании 9, данные средства идут на следующие цели: финансирование малого и среднего бизнеса, фондирование лизинга, стимулирования экспорта отечественных локомотивов, для снижения ставки кредитования в приоритетных отраслях (получается ФНБ субсидирует ставки Байтерека!), и для финансирования программы «Нурлы Жол». Спрашивается, почему всё это делается вне госбюджета и как может расти благосостояние ФНБ, если он занимается субсидированием?!

Также, ФНБ работает как кредитная организация, конкурируя с БРК (примечание 8 отдельной отёчности). Во-первых, по очень смешным процентным ставкам головной офис фонда выдал кредиты своим дочерним компаниям на сумму 391,4 млрд тенге (на конец 2016). Во-вторых, фонд выдает кредиты сторонним коммерческим организациям. В частности, он дал кредит для Eurasian Resources Group в сумме 166,6 млрд тенге. Интересно, какая процентная ставка была по этому кредиту?

Странные направления бизнеса ФНБ

В 2016 году ФНБ получил из Нацфонда 97 млрд тенге на 10 лет по 0,1% годовых (примечание 19 консолидированной отчётности). Согласно примечанию 8 отдельной отчетности эти деньги головной офис перенаправил в АО «Фонд недвижимости «Самрук-Казына» по ставке 0,15% годовых для финансирования строительства коммерческого жилья.

И это называется коммерческий бизнес и равные рыночные отношения?! Естественно, что на таких кредитных условиях, Фонд недвижимости будет вне конкуренции на рынке. Кстати, я очень сомневаюсь, что цены на коммерческое жильё, построенное на эти беспроцентные кредиты, будет ниже рыночных. Скорее всего, разница в процентных ставках упадет в чей-то карман.

По всей видимости, такой же «коммерческий» бизнес осуществляется и по проекту «Зеленый квартал» совместно с ТОО «BI Corporation». Согласно примечанию 39 консолидированной отчетности общая стоимость проекта, начатого в 2013 году, составляет 44 млрд тенге. ФНБ уже осуществило финансирование проекта на сумму 30,8 млрд тенге и в 2017 фонд выделит оставшуюся сумму.

Провалы в проектах по программе индустриализации

В отчётности ФНБ за 2016 год можно обнаружить, что сразу два очень больших корейских инвестора вышли из знаковых проектов, включенных в программу индустриализации. Интересно, что правительство теряет по-настоящему коммерческих инвесторов, при этом объявляет об успехе привлечения инвестиций от китайских государственных компаний. Здесь возникает вполне очевидный вопрос. Может китайские государственные инвестиции в Казахстан преследуют, какой-то другой - некоммерческий интерес?

Первая очень крупная потеря инвестора относится к очень важному проекту - «Балхашская ТЭС». Как говорится в примечании 4 консолидированной отчётности, группа Samsung разорвала совместный договор на строительство и эксплуатацию БТЭС. Судя по пояснениям в отчётности, суть проблемы заключается в нерыночном формировании тарифов на электроэнергию.

Инвестиции Samsung в проект будут в валюте, а тарифы оплачиваются в тенге. В случае резкой девальвации тенге, никто не дает гарантии, что государства не будет сдерживать рост тарифов на электроэнергию. Если же государство будет искусственно сдерживать рост цен, то инвестиции в проект немедленно станут сильно убыточными, что совсем не устраивает иностранного инвестора.

В том же примечании 4 говорится о выходе корейской группы LG из другого очень важного проекта - второй фазы интегрированного газохимического комплекса в Атырауской области (ТОО «KLPE»). В отчётности ничего не говорится о причинах, но она для таких инвесторов только одна – коммерческая выгода.

В продолжение темы газохимического комплекса можно отметить, что инвестиции ФНБ в «Объединенную химическую компанию» (ОХК) непрерывно растут, однако в ответ получаются только одни неприятности. Так в примечании 22 консолидированной отчётности говорится, что по проекту ТОО «Karabatan Utility Sulutions» (по строительству газотурбинной станции) ОХК признала убыток на обесценении в сумме 58,5 млрд тенге. Интересно, кто ни будь ответил за такие громадные потери?! Как вообще они могли произойти в еще неработающем проекте?

Строительство комплекса по производству полипропилена в Атырауской области (ТОО «KPI») тоже вызывает много вопросов. Так в примечании 41 консолидированной отчётности говорится, что головной офис ФНБ выпустил гарантию на сумму кредита в $2 млрд от Государственного банка развития Китая для ТОО «KPI». Такие гарантии ФНБ по своей сути являются государственными обязательствами. Обычно, если подобные проекты коммерчески обоснованы, то государственная гарантия не требуется.

Также вызывает удивление невероятно большая государственная финансовая поддержка производства отечественных локомотивов. ФНБ на этот проект выдал кредит в 15 млрд тенге, по всей видимости, по очень низким ставкам. Помимо этого, на проект из Нацфонда через «Байтрек» также были выданы очень большие и дешевые кредиты.

Несмотря на такое мощное субсидирование производства локомотивов, было очень удивительно увидеть в примечании 39 консолидированной отчетности, что в 2016 году КТЖ взяло на себя обязательство купить отечественных тепловозов в будущем на сумму 714,7 млрд тенге! Интересно, насколько рыночными будут цены на эти локомотивы или это будет в убыток КТЖ? Для сравнения, статья расходов республиканского бюджета «Образование» в 2017 году составляет всего 435,9 млрд тенге.

В отчётности есть еще ряд примеров неудачных коммерческих и индустриальных инвестиций ФНБ. Однако они гораздо меньше по размеру, и я не буду на них останавливаться.

Приватизация наоборот

В последнее время ФНБ очень активно демонстрирует, что фонд успешно выполняет поручение президента по приватизации госкомпаний. На сайте Минфина указана информация, что по новому комплексному плану приватизации, который запустился с начала 2016 года, до сегодняшнего дня было приватизировано активов нацхолдингов и нацкомпаний всего на 38 млрд тенге.

Сумма приватизации очень небольшая, при этом эти деньги не ушли в госбюджет или Нацфонд, а так и остались в ФНБ для других инвестиций в бизнес активы. Одновременно с этим, в 2016 году правительство влило денежными средствами 137,9 млрд тенге в уставной фонд ФНБ. То есть, в прошлом году не происходило никакого снижения госсобственности (капитал фонда), а наоборот - она только непрерывно росла.  

Нужна реальная трансформация и приватизация ФНБ

Для того чтобы решить все проблемы, описанные выше, достаточно сделать две кардинальные вещи, которые никак не указаны в программе трансформации ФНБ.

Во-первых, для того, чтобы ФНБ не осуществлял убыточные квазибюджетные функции, а также функции НУХ «Байтерек», фонд необходимо сделать независимым от правительства так, как это осуществлено в аналогичном сингапурском фонде - Temasek. Для этого в совет директоров ФНБ надо ввести независимых частных профессионалов в инвестиционной деятельности так, чтобы их голоса значительно перевешивали голоса членов советов директоров, назначенных правительством. Эта рекомендация также один в один подходит и для ЕНПФ. 

Во-вторых, чтобы сделать эффективными компании, входящими в группу ФНБ, необходимо твердо выполнить поручение главы государства - «До 2020 доля государственной собственности должна быть доведена до уровня стран ОЭСР - 15% от ВВП». Для того, чтобы реально исполнить эту очень важную задачу, консолидированный капитал ФНБ необходимо сократить как минимум в два раза.

На конец 2016 года капитал ФНБ составлял 11,0 трлн тенге (примерно эквивалент $35 млрд). Если ФНБ по-настоящему проведет приватизацию своих компаний и сможет снизить этот капитал вдвое, то это будет означать следующее.

1) Нацфонд получит очень значительные дополнительные средства.

2) Во всех крупнейших госкомпаниях будет присутствовать частные инвесторы – акционеры.

3) Практически во всех госкомпаниях доля государства будет неконтрольной.

При такой структуре собственности частные акционеры, а не государственные чиновники, будут очень тщательно следить за коммерческой эффективностью своих компаний. Именно частные инвесторы не позволят правительству использовать бывшие госкомпании в своих интересах. Государство наконец-то перестанет заниматься бизнесом и тратить на это громадные деньги налогоплательщиков.  

Источник: kursiv.kz

Новости по теме



Комментарии





Жалобы

Курс валют на сегодня - 13 декабря 2019 г.

НБРК
USD384.63
EUR427.98
CNY54.68
RUB6.08
GBP507.02
AED104.72
KGS5.51
JPY3.54

Опрос

Сколько денег Вы сдаёте на нужды школы, в которой учится Ваш ребёнок?