фото: yuristblog.ru
23 сентября 2016 г.   |   887

Экспортеры видят растущие риски с возвратом налога

Споры вокруг возврата НДС по-прежнему остаются одной из наиболее острых проблем для отечественных экспортеров. Об этом на круглом столе, организованном PricewaterhouseCoopers Казахстан (PwC), рассказали менеджеры компании. Правоприменительная практика показывает, что декларируемое правительством право на налоговую льготу де-факто не работает, подрывая конкурентоспособность экспортеров, уверены эксперты. Это может создать дополнительные риски для бизнеса в условиях дефицита бюджетных средств, сообщает kursiv.kz.

9 сентября этого года в Астане прошел пресс-завтрак, организованный PwC Казахстан, на котором был поднят ряд актуальных вопросов в части налоговых споров между бизнесом и государством. Одной из острых проблем, по мнению спецгруппы PwC Казахстан, является возврат НДС экспортерам.

К слову, возврат НДС является одной из мер государства по фискальной поддержке отечественной продукции, идущей на экспорт. Однако получить эту льготу на практике – дело довольно сложное, считают в PwC.

Одной из основных причин тому является принятое в марте 2013 года постановление правительства «Об утверждении Правил применения системы управления рисками в целях подтверждения суммы превышения НДС, предъявленной к возврату, и критериев степени риска».

В Мажилисе рассматриваются поправки по вопросам противодействия экстремизму и терроризму

По словам налогового менеджера PwC Казахстан Саида Галибаева, заложенные в этом акте критерии создают риски неполучения возврата по НДС.

«Налоговый орган (т.е. Комитет госдоходов, КГД.– прим. «Къ») придумал правила, по которым каждого [налогоплательщика], кто подает заявление на возврат НДС, надо проверить по данной системе и понять, является ли он рискованным или нет. Для этого в эти правила введены критерии. Эти критерии говорят, что если ты работаешь с определенной кастой налогоплательщиков и они признаны недобросовестными, то подающего на возврат налогоплательщика относят в зону риска и проверяют не только непосредственных поставщиков, но и всех остальных поставщиков до последнего уровня. Причем, допустим, при выявлении нарушений на 15 уровне, которого экспортер может и не знать вовсе, система выносит решение об отказе в возврате», – рассказывает г-н Галибаев.

«Поводом к проверке всей цепочки поставщиков, – продолжает собеседник «Къ», – является система баллов, которая в силу двойного толкования может «загнать» в зону риска практически любого предпринимателя».

«В постановлении [№279, от 27.03.2013 г.] есть, например, такой критерий – осуществление взаиморасчетов за последние 5 лет с налогоплательщиками, признанными банкротами. По нему вам начисляют 5 баллов. По этой системе, если вы набираете 35 баллов и больше, то вы признаетесь рисковым налогоплательщиком и у вас проверяют всех поставщиков по пирамиде. Если набираете менее 35 баллов и признаетесь менее рискованным, и в этом случае проверяются только непосредственные поставщики», – уточняет представитель PwC.

Проблема, продолжает он, заключается в неточности формулировок этих критериев, которые позволят налоговым органам по-разному трактовать те или иные факты, что создает риск попадания в «зону риска».

«Вы – компания-экспортер, подаете в этом году в III квартале заявление на возврат НДС, накопленного с 2011 года. Что это значит? Это значит, что вы просите налоговый орган вернуть вам 12% своего оборотного капитала за эти годы и возместить их в текущем. Налоговый орган проверяет ваших поставщиков, и, к примеру, выясняет, что один из них в 2015 году обанкротился. Хотя вы, как компания, работали с ним только в 2013 году и на тот момент он не был банкротом. На сайте КГД есть соответствующие базы неблагонадежных предпринимателей. Тем не менее, это дает повод налоговым органам начислить 5 баллов. Другими словами, госорган прямо говорит, что мы оставляем без внимания тот факт, что на момент заключения сделки поставщик был добросовестный, и принимает во внимание лишь то, что в 2015 году его признали банкротом. Хотя обе компании могут иметь декларации, что сделка прошла чисто, и легально было уплачено в бюджет», – поясняет Саид Галибаев.

Всего в постановлении закреплено 16 критериев. И, по мнению экспертов PwC Казахстан, 9 из них имеют двойное толкование, что потенциально создает риск невозврата положенной для экспортеров фискальной льготы.

«Налоговый орган не принимает во внимание тот факт, что на момент сделки все эти налогоплательщики были добросовестными. Вот в этом и заключается большая проблема, по которой проверяют поставщиков до последнего уровня. От поставщика скрепок до промышленного оборудования. И нарушение, выявленное на любом из этих уровней, будет являться основанием для невозврата НДС», – заключают эксперты компании.

Впрочем, даже если налогоплательщик в ходе проверки набрал менее 35 баллов, это не отменяет риск проверок по всей цепочке.

«В этих правилах есть еще и такой аргумент, что если вы как налогоплательщик не набираете 35 баллов, то вас все равно могут проверить до последнего поставщика. Для этого введен пункт – если налоговый инспектор усмотрит в вашей деятельности схему ухода от налогов. Здесь идет речь о том, что налоговому инспектору не обязательно доказывать такую схему. Не обязательно подтверждать ее документально. Соответственно, не имеет значения, сколько баллов по системе вы набрали, если обнаружена такая схема – вас проверят до последнего уровня», – добавляет старший налоговый менеджер PwC Дана Токмурзина.

Есть и другая сторона вопроса. В Казахстане действует ряд крупных налогоплательщиков. Всего их порядка 300, по отношению к которым предусмотрена «упрощенная процедура» возврата НДС. То есть, если налогоплательщик входит в число 300 крупнейших по стране, ему после подачи заявления на возврат автоматически без проверки перечисляют до 70% от заявленной суммы.

Однако если налогоплательщик решает получить 100% от суммы возврата со сроком исковой давности, ему аналогично предстоит пройти проверку по данной системе со всеми вытекающими проблемами. И это также создает определенные риски.

«В ходе полных проверок есть риск, что подтвержденная сумма к возврату станет меньше, чем ранее была предоставлена в рамках упрощенной процедуры. Это не только может привести к тому, что вы будете вынуждены вернуть разницу государству. Формально на эту сумму могут назначить пеню за незаконное использование этих средств, вплоть до уголовного дела. Именно поэтому сейчас крупные налогоплательщики отказываются от «упрощенки» и идут на возврат всей суммы. Чтобы потом в будущем избежать проблем», – рассказывает на условиях анонимности сотрудник одной из нацкомпаний РК.

Примерно аналогичного мнения придерживаются и в PwC Казахстан.

«Почему эта проблема [с возвратом НДС] еще стала актуальной? Были возвраты, которые осуществлялись местными исполнительными органами. Потом проводились перепроверки, и налоговики говорили, что якобы незаконно вернули налог. И соответственно вы в бюджет еще должны вернуть пеню. Потому что вы незаконно попользовались этими деньгами. И второй момент – по таким делам может быть возбуждено уголовное дело. Потому что вы попросили возврат на ту сумму, на которую не имели права. Логика здесь такая – возможно у вас был умысел незаконно получить деньги из бюджета», – подчеркивает Дана Токмурзина.

«Жалоб на возвраты много, но никто не идет до конца. Видимо, есть вопросы к поставщикам. В целом, они (жалобы) поступали лишь в 2014–2015 годы. В конце 2014 года были внесены изменения в эти критерии. Пока есть вопросы по периодам, которые не до конца оговорены. На практике налоговики как хотят, так и трактуют их», – рассказывает источник, близкий к КГД.

Как выяснил «Къ», по состоянию на 1 января 2015 года, размер накопленных обязательств по возврату НДС составил почти 1,5 трлн тенге (по данным КГД). Из них 868 млрд тенге приходился на возврат экспортерам, из которых 392 млрд было выплачено в I полугодии 2015 года. Еще 27% (405 млрд тенге) суммарно накопленного превышения по НДС пришлись на основные средства (товары, работы и услуги) в счет предстоящих платежей по НДС.

В число крупных статей, сформировавших превышения по НДС, вошли 66 млрд тенге по накопленному НДС по геологоразведочным работам. Еще около 10% (148 млрд тенге) обязательств перед налогоплательщиками – НДС, по которому истек срок исковой давности.

Получить обновленные данные по накопленному превышению по НДС в КГД «Къ» не удалось. В ведомстве сослались на то, что подобные сведения являются «налоговой тайной». Не прокомментировали в ведомстве и возможные изменения в критерии и оценки СУР.

Тем не менее, известно, что примерно 50% всех возвратов по НДС приходится на предприятия горно-металлургической отрасли. Например, в 2014 году из бюджета был возвращен НДС на сумму 416,9 млрд тенге. 49% этих средств получили 120 предприятий ГМК на сумму 203,7 млрд тенге.

«Правоприменительная практика, сложившаяся в Казахстане, свидетельствует о фактической невозможности для налогоплательщиков возвратить исторически накопленный НДС», – рассказывает «Къ» заместитель исполнительного директора Ассоциации горнодобывающих и горно-металлургических предприятий (АГМП) РК Максим Кононов.

«Данная ситуация обуславливается использованием налоговыми органами Правил применения системы управления рисками в целях подтверждения суммы превышения налога на добавленную стоимость, предъявленной к возврату, и критериев степени риска, в частности, СУР «Пирамида». У налогоплательщика, как правило, отсутствует возможность устранить нарушения в порядке оформления первичной и учетной документации у поставщиков ТРУ второго и последующего уровней, с которыми у налогоплательщика, требующего возврата НДС, не имеется прямых договорных отношений», – поясняет собеседник.

Одно из возможных решений данной ситуации, по мнению представителя АГМП, будет «исключение или изменение применения СУР «Пирамида» для компаний, реализующих масштабные инвестиционные проекты, либо для компаний, включенных в перечень крупных налогоплательщиков».

«Предлагаемые нами изменения подразумевают применение СУР и соответствующую проверку поставщиков только первого уровня. Это бы значительно упростило систему возврата НДС и сделало бы ее более понятной для инвесторов. При этом, безусловно, необходимы и меры по совершенствованию администрирования НДС, в частности, путем введения более жесткой системы по выявлению и предупреждению уклонения от исполнения налогового обязательства и создания схем незаконного возврата налога из бюджета, разработки и внедрения эффективных мер по борьбе с недобросовестными налогоплательщиками и организациями-однодневками. В качестве таких мер могут выступать: введение электронных счетов-фактур, создание специального счета по НДС, позволяющего государству становиться участником расчетов с каждым налогоплательщиком в части НДС, усиление ответственности за неисполнение налоговых обязательств», – аргументирует Максим Кононов.

В PwC Казахстан также предлагают отменить или переработать правила, внеся точность в критерии с целью единообразного толкования и применения данных критериев при возврате НДС.

По информации, имеющейся в распоряжении «Къ», в КГД сейчас идет налоговая проверка по заявлению АО «РД «КМГ» на возврат накопленного НДС. «В нацкомпании ощущают риски и боятся, что им не вернут возврат», – заявил источник. В самой компании на момент написания материала не прокомментировали запрос

Источник: kursiv.kz.

Новости по теме



Комментарии





Жалобы



Курс валют на сегодня - 17 августа 2017 г.

НБРК
USD332.7
EUR389.99
CNY49.72
RUB5.59
GBP428.62
AED90.58
KGS4.83
JPY3


Опрос

Сколько денег Вы сдаёте на нужды школы, в которой учится Ваш ребёнок?